СТАЛИНГРАД ПАБЛО НЕРУДЫ
Жарким летом 1949 года, спустя четыре года после войны, в Сталинград приехал Пабло Неруда, чилийский политик и поэт с мировым именем.

Его визит не был бюрократическим. Он хотел своими глазами увидеть город, которому посвящал стихи и к судьбе которого был совсем не равнодушен. Мы решили восстановить эту прогулку и заодно взглянуть на наш город его глазами.
На заднем фоне: архитектор И.Е. Фиалко, процесс восстановления дома по ул. Ленина, 17, Сталинград, 1949 г.
В середине прошлого века мир был полон перемен, революций и все еще не находил себе места после неспокойных колониальных времен. Чили, родная страна Пабло Неруды, триста лет была колонией Испании. Еще подростком он начал замечать шрамы, оставленные на ее культуре годами порабощения. Затем была война в Испании. После – Вторая мировая. Сталинград стал еще одним откликом одной и той же бесконечной войны, которую он никак не мог остановить.

Вместе со своей второй женой, аргентинской художницей Делией дель Карриль, в сопровождении переводчиков и делегации, они прошли по улице Мира, cверкающей только что вышедшими из чертежей архитекторов домами.
УЛИЦА ЛЕНИНА


Они остановились на улице Ленина, где бывший подполковник и корреспондент ТАСС, Степан Курунин, запечатлел поэта напротив старинных кованых ворот и нескольких царицынских домиков, уцелевших после войны. Они сохранились и до наших дней, сейчас там находятся Комитет по физической культуре и спорту, офис урбанистов из ВЯЗа и легендарный бар Аляска (интересно, есть ли там пиво из Чили?).

Сталинград в то время все еще лежал в руинах. В приоритете было наращивание промышленности, поэтому силами рабочих окраины города застраивались заводскими поселками. Проспект Ленина, улицы Советская и Чуйкова станут нарядными очень не скоро, а до мемориального комплекса на Мамаевом Кургане еще долгих 17 лет.

Тех самых кованых ворот, на фоне которых стоят Неруда и Делия уже нет. Скорее всего их снесли. Ворота около Аляски на фото из наших дней скрыты за спиной Делии.

В середине XX века средств для выражения общественного мнения было не много. Писатели и поэты боролись с войной, как солдаты на фронте. Стихи и манифесты печатались в газетах, а значит были доступны для большинства.

Врожденное чувство справедливости и ответственности за хрупкий мир обрекало Неруду на действия. Он — поэт, из своего неравнодушия ставший дипломатом, а позже — политиком. Неруда вел переговоры, находил средства на гуманитарную помощь и писал, писал, писал.
...Спрашивает испанец, привставая с земли возле стены расстрелов: жив ли ещё Сталинград?
Испания знает, что значит быть одинокой, — лишь ты поймёшь ее, Сталинград, бьющийся в одиночку.
Сталинград, мы не можем прийти к твоим стенам, Мы далеко, мы не в силах прийти, Мы, мексиканцы, мы, чилийцы, арауканцы, Мы, патагонцы, уругвайцы, гварани. Нас Миллионы
...И растерзав Испанию, гарротой они сдавили горло серенаде; испепелили землю Дон-Кихота, но сами стали пеплом в Сталинграде.
Да здравствует твой непокорный ветер, который воспоют ещё баллады!
Да здравствуют твои стальные дети и правнуки стального Сталинграда!
И в час, когда навек замрёт мой голос, пускай осколок твоего снаряда положат мне на гроб, а сверху – колос, кровавый колос нивы Сталинграда.

1942
1943
В то время текстом второй песни любви были заклеены стены всех домов в Мехико, где Неруда тогда работал консулом.
ДОМ С ВАЗАМИ
Чуть дальше, около дома бывшего Инжкоопстроя, а ныне — «‎Дома с Вазами», Курунин сделал еще одно фото. Сейчаc, во время своих авторских экскурсий, председатель соседнего «‎Дома с Лебедями» Сергей Островский, с гордостью показывает эту знаменитую фотографию пришедшим гостям.
Свои эмоции от поездки в Сталинград он описал в «Третьей песни любви Сталинграду» («Tercer Canto de amor a Stalingrado»), завершающей сталинградский цикл. Эти знаковые стихи пропитаны духом того времени. Прочитать три песни любви полностью можно тут.

«..Акации ветка с шипами, с цветами, есть ли место на свете, где твой аромат был бы нежнее, чем здесь?»
«..Сегодня смерть отсюда ушла; лишь несколько рухнувших стен, расщеплённое бомбой железо о вчерашнем без слов говорят, словно гордые шрамы.»
Сражаясь со всеми несправедливостями мира, он всегда стремился домой, в родную сельву, полную загадок и еще неразгаданных тайн. Южная страна протяженностью в 5000 километров была его вдохновением. Территория Чили охватывает сразу несколько климатических поясов, поэтому чего там только не увидишь.
Неруда исследовал жизнь, как дети исследуют окружающий мир: забираются на деревья, пропадают в садах, плетут обручи из цветов, разбивают коленки или собирают по карманам дождевых червей.

В своей поэзии он стремился к объединению всех вещей в одно единое полотно: переплетал вещи, чувства, места и события одной нитью.
А если вы смотрели сериал «‎Как я встретил Вашу Маму»‎, то возможно знаете, что Пабло Неруда — любимый поэт Теда Мосби. Тед и сам немного говорил по испански, а вот отрывок его любимого сонета XXVII из сборника Сто сонетов о любви (1959).
От одной мысли, что ты есть, что ты думаешь обо мне, заботишься обо мне, мне становится так спокойно.
Все мои страхи, всё моё прошлое...Оно уходит. И остаётся лишь надежда на обещание твоих объятий.
Ты заставила меня благодарить Господа за каждую ошибку, которую я сделал, потому что каждая из них вела меня по пути, который привёл меня к тебе...
«Где-то вдруг прокричала птица — это вещунья-чукао. От ног подымается и охватывает меня жуткое предчувствие..»
«..Еле видны застывшие каплями крови цветы копиуэ.»
РУБЕН
Находясь в Сталинграде, Неруда не мог не прийти на могилу Рубена Ибарурри, 22-летнего испанского коммуниста, погибшего при защите города.

Рубен был сыном испанской коммунистки Долорес Ибарурри. В семь лет мальчика отправили в Москву, где он жил в приемной семье. Во время гражданской войны отправился помогать Испании, а после вернулся обратно в СССР.
Его похоронили в братской могиле на Аллее Героев, под пережившим войну и смерть огромным старым дубом.

На протяжении своей долгой жизни Долорес отзывалась о Неруде с большой теплотой, считая его символом укрепления отношений между Испанией и СССР.
Долорес (Dolores) — традиционное испанское имя, произошло от слова «dolor», что означает «скорбь, печаль, горе».

Неруда и сам бывал на грани жизни и смерти тысячу раз. Опасность преследовала его в отдаленных колониях Юго-Восточной Азии, где он долгие годы работал консулом, Испании и Северной Америке. А за полгода до визита в Сталинград ему пришлось бежать от политического преследования из Чили в Аргентину через безжалостные ледяные Анды.

За все эти неспокойные годы он потерял много друзей. Когда умер поэт Альберто Рохас Хименес, один из его близких товарищей, Неруда, находился за тысячи километров от дома. Без возможности попрощаться лично, он решил сделать это по-своему.


Мы зажгли огромные свечи посреди церкви и, усевшись с другом-художником в пустой базилике за двумя бутылями зеленого вина, думали о том, что этот безмолвный обряд – при всем нашем агностицизме – таинственным образом приближает нас к умершему другу.
«Я чувствовал: нужно совершить какой-то ритуал, чтобы проститься с ним. Он умер так далеко, в Чили, где в эти дни ливни затопляли кладбища. Я не мог быть подле его тела, не мог проводить его в последний путь, и именно потому чувствовал: нужно выполнить какой-то обряд. Я пошел к своему другу художнику Исайе Кабесону, и мы вместе отправились в чудесную базилику Санта-Мария дель Map.


Мы купили две огромные свечи – почти в рост человека – и вошли со свечами в полутьму этого необычайного храма.
Горящие в вышине пустого храма свечи словно жили, сверкая в сумраке, меж даров и пожертвований.»
Неруда связывает Волгоград и Чили даже сейчас. Роль Сталинграда в его творчестве активно изучается в университетах по всему миру. А благодаря давним контактам мы сотрудничаем по вопросам импорта чилийского вина, овощей, фруктов и меди, а взамен экспортируем местный каучук и зерно. В Чили можно ездить без визы и иностранные студенты учатся в Волгограде по обмену уже не один год.

И хотя в СССР он был очень известен как политик и борец за мир, сам Неруда грустил по этому поводу, зная, что может предложить гораздо больше. Говорить о своих достоинствах и недостатках он никогда не стеснялся.

Если вдруг вам не нравятся стихи или вы считаете этот формат устаревшим, попробуйте почитать дневники Неруды. Можно не соврав сказать, что не многие авторы пишут так даже сейчас. И тогда может быть, исполнится желание автора о том, чтобы con la luz de otras vidas vivirán otras vidas en mi canto («светом иных жизней вновь засияет жизнь моего слова»).
Текст: Алина Кожухова
Редактор: Иван Козлов
Иллюстрации: Мария Антоненко
Архивные фотографии: Музей-панорама «Сталинградская битва», личный архив Александра Пономарева
Другие наши спецпроекты
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18 лет. Публикация материалов возможна только с согласия редакции.
© 2020 ООО «ИД «Волгоградская правда»
г. Волгоград